КОНТАКТЫ

Email:  ri-online.su@mail.ru

Skype: ri-online

Авторизация

JoomlaWatch 1.2.12 - Joomla Monitor and Live Stats by Matej Koval
Мысли мои – буйволы мои
10.11.2013 14:42

Вот двадцать лет, как все мы впали в шок

Пора спросить, в какой же вышел прок

Жестоко подло нам преподанный урок

Уж больно долго тянется оценки срок

Все двадцать лет молчит народ

Все двадцать лет открыть не смеем рот

Мы как солдаты в землю, в плечи вжались

Как будто перед нами смертоносный дзот

Вопрос один кто первым станет в рост

Кто первым яростно взойдёт на мост

Кто кровью собственной напоет жажду мести

Кто смертной славы обретёт погост

Автор

Не будет сын смотреть спокойно

На горе матери родной

Не будет гражданин достойный

К отчизне холоден душой

Н.А. Некрасов

 

Не хочется вспоминать, не хочется думать, не хочется говорить.

Но память покоя не даёт, думы не оставляют и говорить рано или поздно приходится, ибо не высказанные мысли гнетут душу, словно перебродившее вино человеческое нутро.

Сентябрь 1989 года. Второй общенациональный съезд Ингушского народа. Оргкомитет – Народный совет – Нийсхо. Фаргиев, Дарсигов. Стотысячный митинг. Съезд народных депутатов СССР. Предательское молчание на его заседании ген. Аушева и громоподобное выступление С. Хаджиева.

Б. Багатырев. Съезд народных депутатов РФ. Закон о реабилитации репрессированных народов и воссоздание Ингушской государственности

Пирог власти – камень преткновения. Вакуум власти. Нарастающий вал провокаций в пригородном районе.

Дудаевский экстремизм, сомкнувшийся с сепаратизмом ОКЧН, затеняет ингушскую проблему с пригородным районом.
Территориальная реабилитация Ингушей и ингушское население пригородного района жертвы политической подлости Ельцина-Шапошникова.
29. 10. 1992 года – роковой день, начала многоходовой кровавой провокации ельцинской камарильи во власти, решившей победоносной войной против президента Чечни Дудаева, спасти себя от политического банкротства.
В этой грязной затее роль наживки – приманки для мятежного генерала, была отведена ингушам, в ту пору, непростительно по детски, наивно доверившимся Ельцину и демократам.

Эти эпизодически цепко еще сохранившиеся в памяти этапы поступательного развития и кровавого финиша возрождения ингушской государственности, в которое был вложены кусочки сердца и частицы душ каждого зрелого ингуша.
В тот день, когда при огромном стечении народа у « АбиГу» члены Народного Совета Ингушетии, а вернее признанный лидер своего народа Бембулат Богатырев объявил о создании Ингушской Республики и зачитал соответствующие документы, я первый раз увидел столь массовое проявление смешанных эмоций на лицах людей. Слёзы и улыбки совмещались на их лицах, и они не стеснялись друг перед другом за них.
Прошло двадцать с лишним лет, как 4 июня 1992 года вышел закон об образовании Ингушской Республики. Хочу спросить своих соплеменников, испытываем ли мы чувство удовлетворения от того, чем мы наполнили этот воссозданный национальный дом называемый Республикой за истекший, не малый срок. А кому сегодня за сорок и старше ответьте себе, испытываетели вы хотя бы трети доли самоуважения и гордости, от ощущения принадлежности к своей нации которое у нас было, в канун восстановления своей государственности.
Уверен, что ответите себе нет. Что случилось с нами, что произошло? Где, на каком отрезке пути мы потеряли мужество, наследие и заветы отцов. Где пристяжные ремни, что стягивали народное единство, куда делись свойственные от природы ингушам сдержанность в речи, поступках и желаниях, где мужская честь и девичий стыд? Ничего не потеряно бесследно.
Все это есть и сегодня в нашем народе. Беда только в том, что в его среде появилось гораздо больше тех, кто эти ценности топчет в сравнении с теми, кто их свято хранит. Ещё сохранилось ингушское достоинство в именитых ингушских семьях и домах.
Только затаилось оно на время, словно отбившийся от матери детеныш косули, под елью в грозу. Мало стало этих домов в непомерно разросшихся многоэтажными домами поселениях. Его для примера не покажешь, ткнув палкой в первый попавшийся кров.
Мало нас ингушей сохранивших себя в загонах морали благородных отцов. Расплодились мы непомерно. Что само по себе хорошо.
Но когда сравниваю с нами наших дедов и прадедов, которых всего то было девять десятков тысяч и при этом о них восторженно говорила вся империя и соседи считались не в пример как сегодня с нами, то получается количество даем, а качество – увы!
Это утроившееся после возвращения из ссылки, «количество», воспитанное в советской школе и заточенное домашним воспитанием на семейный эгоизм и добычу материальные благ, неразборчивыми средствами, формирует сегодня наше лицо.
Серьёзной бедой отразился на нас уход из жизни общинных и родовых авторитетов, носителей народных нравов и принципов, национального этического кодекса. Они начали сдавать свои позиции ещё на пике развитого социализма. Против них сплоченно выступили идеология власти, муллы и собственные семьи которые из-за правдорубства и тяжелого характера своих отцов лишались доступа к источникам материального достатка. Власть, боявшаяся их авторитета среди народа, подвергала их обструкции, объявив системные ценности, на страже которых они стояли пережитками прошлого. Муллы к этому времени уже не хотели довольствоваться ролью комиссаров при командирах, а сами хотели восседать тамадами на застольях и рулить народом. В результате не равной борьбы, в последние два десятилетия минувшего века мы их всех потеряли. Давно перевелись в селах и ревнители ингушской морали, из-за которых парни и девушки не могли выйти из дому без головных уборов и расфуфыренными, как им вздумается. Время унесло их и их образы безвозвратно. И это как не печально, но закономерно. Такова природа общественного развития. Всё должно меняться эволюционировать.
Но не ломаться, как у нас происходит по воле единиц при равнодушии большинства.
А нас сломали. Не федеральная армия, не зверствовавшие за их спиной рекрутированные властью садисты-поддонки с Южной Осетии в период скоротечного конфликта в Пригородном районе, не жертвы, не лишение трети всего народа крова и всего того, что они имели. Нет.
Нас сломали собственные политические проходимцы, компрадоры – предатели, с погонами и без, которых мы сиюминутно отчаявшись от Ельцинской подлости, допустили до кормила власти, предав чуть под растерявшихся своих вождей. И теперь не они сами, не Федеральная власть, которая пользуясь их продажностью и беспринципностью, закрыла вопрос собственной ответственности за кровавые жертвы устроенного им конфликта, не допускали и не допустят к власти в Ингушетии тех, кто создавал эту Республику. Тех, кто знали и знают, как её строить, и как с кого спросить за свои безвинные жертвы.
Ещё работал над этот статьёй, и мучился, над тем, как покороче в дни скорби найти слова соболезнования нашим страждущим соплеменникам и веры в лучшее будущее, как пришла весть, что Глава Северной Осетии Таймураз Мамсуров, посетил аллею славы защитников Осетии павших в 1992 году.
Негодование и возмущение по этому поводу уместны только поскольку, нынешний лидер Северной Осетии вменяемый политик и прямой человек несколько раз, заявлял и демонстрировал ингушским руководителям, насколько низко лицемерить по поводу осетино-ингушского братства, когда его в помине нет, а есть ненависть и вражда. И как надо защищать интересы своего народа до последней возможности, при этом прекрасно понимая, что эти возможности когда то иссякнут и надо быть готовыми к смене поведенческого вектора в проблеме с соседями.
Превращать аллею скорби по погибшим людям мобилизованных галазовской грязной пропагандой на участие в бесчеловечной бойне пусть этнически чужих, но соседей живущих на своей земле, в аллею славы, безнравственно в истине.
Но в практике, когда новоиспеченный лидер Ингушетии, объявляет его вчерашних вождей виновниками конфликта, а неискушённый и потрясённый народ глотает эту подлую наживку с руки собственного «героя», призванного спросить с виновных за кровь и потери, как им и было обещано, то их сторона имеют возможность и право называть своих героев «павшими в борьбе с агрессором».
Если сразу же после конфликта Прокуратура Северной Осетии возбуждает тысячи дел против мужчин беженцев ингушской национальности, и начинает их преследование по всей территории России только для того что бы дополнить миф о заранее планировавшейся агрессии, то ингушская сторона имея огромную свидетельскую базу о зверствах и убийствах только женщин и детей не говоря о жертвах мужского пола, публично не возбуждает, не одного уголовного дела.
Кто получается больше вложил в превращение фактическую аллею скорби в аллею славы во Владикавказе осетинское руководство или своей беспринципностью ингушская сторона?
На первой же трёхсторонней встрече ингушская делегация вычленила осетинскую сторону из конфликта, заявив о прямой ответственности федерального центра за насилие над населением пригородного района и конфликта в целом и те, уехав с бледным видом, приняли срочные меры в результате которых, в Ингушетии главой администрации был утверждён, слепленный в мастерской Зураба Циретели Троянский конь, который отправил на второй уже раунд переговоров, своих беспринципных и безвольных подручных, распластавшихся ниц перед не ожидавшей подобного сюрприза осетинской делегацией, словно вассалы монгольского хана. С этого момента и федеральный центр и осетинская сторона поняли для себя, что они могут быть спокойны. Ингушетию возглавил человек, который сделает всё как надо. Но они и здесь ошиблись. Он на самом деле сделал с Ингушами не только как надо, а то, что не в силах был сделать ни один из его врагов за всю его историю.
Есть ещё много что было бы уместно припомнить нам самим себе. Хотя бы то что, не считая безоружных жертв среди жителей Пригородного района, на их кладбище под Назранью лежать и парни которые до последнего сражались со зверьём натасканным на садизм из южной осетии, ворвавшимся в след за войсками подло атаковавшими ингушские села и погибли, не сложив оружие и не бросив соплеменников как сделали многие, поддавшись обману, что армия тех защитит. Спрашивается, хотя бы один раз нашлось у нашей перманентно погонной власти мужества озвучить их имена и воздать им должное? Наше духовенство, общественные организации хоть раз помянули их, воздали им должное кроме саг1а по дворам, которое не является инструментом обществоведения.

Зная свою историю, мы не должны были так доверяться Ельцину и его окружению. Но если так случилось, что мы стали жертвой слепой доверчивостью своих вождей и не меньшей степени собственной политической наивности, то не должны были так теряться от того что казалось присланные развести конфликтные стороны войска оказались озадаченными под этническую зачистку. Мы не должны были предавать своих вождей из-за их единственной, хотя и тяжелейшей по последствиям роковой ошибки – просчёта. Если мы отказываем политикам в праве на ошибку, их у нас некогда не будет. А будут компрадоры – проходимцы без совести, мужества и чести, каковые и торгуют нами и нашей трагедией уже двадцать один год.
Посмотрите на поколение, принявшая эстафету преемственности за народ, на «авторитетный» типаж нашего современника, у которого поведенческие формулы эздел и патриотизм, присутствовали и присутствуют лишь на языке.
Кто у нас в первых рядах борцов за интересы оболганного, ограбленного и изгнанного с родных сел и из своих домов, собственного народа. Кто у нас сенаторы и депутаты Парламента, бессменные при всех президентах чиновники и доморощенные миллионеры. Вот они все на виду Шекспировские «ничтожества в роскошных одеяниях».
И не стесняются некого за свою публичную никчемность, и за то, как они, торгуя тем или иным образом бедой, кровью и болью собственного народа обрели свои богатства. Мы сами их поощряли, наша мораль была им в помощь. Ибо гласит народа нашего адат – «Что сделано народу и сделано народом остается без последствий». Придется нам этот архаичный канон или подкорректировать, или отложить в долгий ящик, в который иначе «сыграет» сам наш народ. Ингуши скоро встряхнутся, ибо их пробуждение очевидно. Много того, что мы должны сделать, что бы вернуть уважение к себе, разгрести завалы лжи на нашем пути. И мы это сделаем ради памяти безвинно павших братьев и сестер наших и безвинных осетин, в этой нежданной ингушами войне.
Мы будем идти дорогой правды, на которую в один прекрасный день выйдут и наши соседи, отгородившиеся сегодня ненавистью настоянной на лжи. И тогда мы легко найдём дорогу к миру ради собственного блага и блага тысяч осетин, в душе признающих нашу правоту. Тот, кто имеет силы не забыть должен иметь силы и не спешить.
Мы Эзди, и не можем забыть горе матери осетинки, чей единственный сын был убит за то, что отказался выдать из своего дома убийцам, друга ингуша, и ставить их в один ряд с убийцей и насильником Кулумбековым. Не забытом и не прощёным не нами, не осетинами, свидетельствовавшими против него, но при этом оправданным Верховным судом Северной Осетии.

Но ещё сдаётся мне, что если бы в тот тяжёлый роковой день, когда дым войны застилал пригородный район, в здании райкома в Назрани, где заседал чрезвычайный комитет, нашлось бы несколько человек, которые защитили бы его председателя и народного лидера Бембулата Богатырева от нападок трусливых крикунов паникёров, привели бы их в состояние покоя, как взбесившихся псов и выкинули бы со второго этажа на площадь, а вслед за ними, в то же окно и засланного генерала обвинившего в кровопролитии Народный Совет, и добытый им Закон о реабилитации репрессированных народов, уверен у нас сегодня было бы иное мироощущение и самоуважение.

Д. Хугар

Институт Гуманитарно-политических технологий.

 

Добавить комментарий

Ингушетия online© 2012
Точка зрения авторов статей может не совпадать с точкой зрения редакции "Ингушетия Online". Все права защищены. Полное или частичное использование материалов без прямой индексируемой гиперссылки на сайт ri-online.su запрещено.
Яндекс.Метрика Instagram Рейтинг блогов