КОНТАКТЫ

Email:  ri-online.su@mail.ru

Skype: ri-online

Авторизация

JoomlaWatch 1.2.12 - Joomla Monitor and Live Stats by Matej Koval
Интервью на радио “Эхо Москвы” – «Выполнение резолюции Конгресса ингушского народа» PDF Печать E-mail
Автор: news   
22.06.2013 09:18
А. ДЫХОВИЧНЫЙ: 12 часов 07 минут в столице, добрый день, вы слушаете радиостанцию «Эхо Москвы», у микрофона Алексей Дыховичный, и у нас в гостях Дауд Хучиев, представитель ингушской диаспоры в Москве, а так же Муса Албогачиев, сопредседатель общественного движения «Мехк-Кхел», член исполкома ингушского национального Конгресса. Добрый день Дауд, здравствуйте Муса.

М. АЛБОГАЧИЕВ: Добрый день.

Д. ХУЧИЕВ: Добрый день, здравствуйте.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Здравствуйте. «Выполнение резолюции ингушского национального Конгресса», так звучит тема нашего эфира. Конгресс состоялся 9 июня, Конгресс состоялся в Москве, и решения, как я почитал, Конгресса достаточно жесткие. Объясните, пожалуйста, почему в Москве, и почему такие жесткие решения? Почему в Москве состоялся Конгресс?

Д. ХУЧИЕВ: Ну, конечно это было связано с тем, что на территории Ингушетии невозможно было проводить этот Конгресс. Потому, что такие акции мы много раз пытались проводить, и нам под всяческим предлогом создавали препятствия, и невозможно было это провести. Поэтому мы решили провести в Москве, потому, что другого варианта не было. Но это столица нашей родины, и мы имеем полное право проводить любые мероприятия на территории РФ, если это не представляется возможным. Даже когда бы мы объявили о том, что Конгресс состоится… Должен состояться в ближайшее время, мне лично, и всем членам Высшего совета принесли на дом предупреждения о том, что мы предупреждаемся о том, что нельзя проводить какие-то массовые акции, и так далее, и так далее, и так далее. Это делалось всегда, это делается у нас на опережение, они срабатывают, и приносят вот эти писульки разные. И говорят о том, что… Но есть другие моменты. Вот очень много таких бесхребетных существ, которые ходят там… Они есть на телевидении. Конечно, не всё телевидение такое у нас, но они есть.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Это вы говорите так об Ингушетии?

Д. ХУЧИЕВ: Об Ингушетии. Вот к тому, что… Почему это проводится в Москве. Они говорят, что многие приезжают, уезжают в Москву, и позорят нашу республику. Что значит, позорят нашу республику? Как раз позорят нашу республику те, которые смиряются с тем, что происходит с республике. Вот они позорят нашу республику. Ни слова не говорится о том, что там происходит и в экономике, и с бессудными казнями, и с коррупцией, и так далее, и так далее, это темы все закрыты. Вот как раз акцент делается на том, что вы как в Москве, или проводите какие-то акции, Конгрессы, пикеты, голодовки, и так далее, и так далее. Но мы проводим это в Москве потому, что судьба ингушского народа зависит как раз от Москвы. В Москве назначаются руководители в Ингушетию, как раз от Москвы. От Москвы зависит судьба ингушского народа, по всем направлениям. Потому, что… И всё, что связано вот с этим.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Вы потребовали… Я имею в виду вы, Конгресс, потребовал отставки президента республики Юнус-бека Евкурова.

Д. ХУЧИЕВ: Значит резолюция Конгресса однозначна, она опубликована. Мы заявили о том, что… Конгресс заявил о том, что отставка Евкурова. Отставка Евкурова, и донести резолюцию до общественности и до президента РФ Путина Владимира Владимировича. Вот это была резолюция. Она была проголосована, и единогласно практически принятая Конгрессом.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Да, Муса, пожалуйста.

М. АЛБОГАЧИЕВ: Я единственное кончено добавлю к тому, что сказано, что резолюция – это целый пакет предложений, которые (неразборчиво) на Конгрессе. В первую очередь это касается конституционного поля, где этот вопрос будет решаться, он принципиально важен. Федеральный центр данной ситуации занимает так сказать позицию арбитра. Разбирательство по этому вопросу общественности Ингушетии сегодня будет в рамках конституции, и в рамках правового поля республики. Это значит, резолюция четко предусмотрела обращение в конституционный суд республики, и инициирует инициативную группу по проведению референдума. Об этом злободневном вопросе, который и подтолкнул общественность республики к тому что хоть где угодно, в Москве, в Средней Азии, где угодно этот конгресс провести, и донести до общественности и до руководства России, что мы не согласны это проглотить, и оставить этот вопрос, который столь цинично был решен волей одного человека, с кучей беспринципных, как сказал Муса – бесхребетных парламентариев. Вот, что бы я хотел добавить. И эта работа сегодня идет, пакет документов в конституционный суд подготовлен…

Д. ХУЧИЕВ: Конституционный суд и референдум по данному вопросу.

М. АЛБОГАЧИЕВ: Инициативная группа по (неразборчиво) уже сегодня формируется.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: А насколько конгресс – он легитимен? Потому, что был же ещё и съезд непосредственно в самой республике.

М. АЛБОГАЧИЕВ: Ровно настолько, насколько легитимен съезд. В том понимании, в каком… Значит, что съезд является так сказать конституционным органом, то отсутствие делегированных… Избранных делегатов, ангажированность всех этих приглашенных взамен людей, всё это более, чем ставить в нелегитимное положение всех. А вот Конгресс? Это Конгресс представителей общественно-политических объединений партии движений, а там уже представлены законные представители, и он ведь более чем легитимен и законен.

Д. ХУЧИЕВ: Ну то, что касается съезда? Съезд в 2009 году, на съезд было избранно 358 делегатов, с мандатом на 5 лет. Они как раз должны были представлены быть на этом съезде. 358…

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: В апреле. Вот в Москве в апреле.

Д. ХУЧИЕВ: Да в апреле, 20 апреля.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Где было рекомендовано парламенту Ингушетии не проводить выборы…

Д. ХУЧИЕВ: Конечно, 358…

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Я правильно говорю, да?

Д. ХУЧИЕВ: Конечно. Значит, 358 делегатов. Когда мы посмотрели… Перед съездом посмотрели, значит у нас получилось… Делегатов получилось 250 с чем-то. 105 делегатов были просто вычеркнуты. А мы посмотрели потом, кто это за делегаты? А некоторые делегаты, которые входят в «Мехк-Кхел», которые были неугодны, и так же это было более 100 делегатов, которые были просто зачеркнуты. Многие пришли на съезд с надеждой, что их пустят, а их не пустили. Но вопрос в чем? После того, при этих делегатов, которые были отобраны, перебраны, и как угодно подготовленные, даже при этом на голосовании было видно, что эти делегаты съезда не поддерживают решение, которое было представлено. Продолжение, которое было представлено президентом о том, чтобы отменить выборы, и второй был вопрос второстепенный, по вопросу границы, он практически был… Всё было связано с выборами, готовилось к этому. Но… И при этом, когда прошло голосование, видео съемка там есть, имеется по этому съезду, эти делегаты не поддержали предложение. Не было ни счетной, не мандатной комиссии. Были нарушены все рамки, которые были возможны.

М. АЛБОГАЧИЕВ: Да.

Д. ХУЧИЕВ: Ничего не было. Подсчет вел ведущий, просто так, визуально. Вот так посмотрел – раз, два, три, четыре – семнадцать. Он успел за 5 секунд подсчитать 17 человек. И на видеосъемке видно, как многие делегаты приглашенные голосуют, которые не имеют права голосовать. Просто они за уши взяли, протащили это решение, и объявили народу, что это рекомендации съезда. Но в этом плане легитимность… Если был бы легитимный съезд, тогда нам бы не было необходимости сегодня создавать этот конгресс.

М. АЛБОГАЧИЕВ: Совершенно верно.

Д. ХУЧИЕВ: И вот именно вот это подтолкнуло нас к тому, чтобы провести этот Конгресс в Москве. Блестяще прошел этот Конгресс, очень хорошо прошел.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: А вот самое главное, основное ваше требование какое? Отставка Евкурова, или проведение выборов в Ингушетии? Что для вас важнее?

Д. ХУЧИЕВ: Вообще для нас важно… Вот имеется в виду, что для нас важно? Для нас важно, чтобы ингушский народ был равным среди равных. Нам объявляют, что сегодня ингушский народ не созрел для того, чтобы проводить выборы. Ингушский народ созрел, Евкуров может быть не знает, что такое ингушский народ. Ингушский народ тысячелетиями имеет опыт проведения выборов, тысячелетиями он проводил эти выборы, и «Мехк-Кхел» представлял ингушский народ, достойно представлял народ всегда. Это была законодательная, исполнительная, судебная власть. До присоединения России – этот орган работал. Он работал и после присоединения, но такие кризисные ситуации… Он всегда возрождался даже в советские времена при высылке, и так далее, и так далее. Лично мы… Абсолютно взять допустим Евкурова… Ну, кто такой Евкуров? До избрания его президентом даже многие не знали, что такое фамилия… Фамилию Евкуров многие не знали. Лично к нему, как к Юнузу, абсолютно претензий у многих нет, есть претензии к главе республики, который представляет ингушский народ. Глава республики в первую очередь должен отстаивать его территорию, его граждан, свободу, право на труд.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Право на жизнь.

Д. ХУЧИЕВ: Право на жизнь. Сегодня Евкуров не отстаивает не собственную территорию, ни свободу жизни своих граждан, не отстаивает… Получается так, по факту получается так.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: А в чем, почему… Почему вы так говорите в чем это заключается?

Д. ХУЧИЕВ: Ну, это заключается во многом. Он, честно говоря, во многом в его вот этих высказываниях… То, что касается по вопросу (неразборчиво). Он однозначно говорит, что это территория Северной Осетии, исконно территория Северной Осетии. Даже сами не утверждают, что эта территория… Они говорят: волей судьбы она к нам попала, мы её держим в это самое… А Евкуров говорит: «Это ваша территория». И так далее, и так далее. Вопросов границы с Чечней, тоже нет никакой нормальной позиции. И он… Вся его политика в последнее время направлена для того, чтобы поссорить в любом случае чеченцев, ингуши – это братья. Близкий народ, очень близкий народ, у нас очень много родственных связей. Ну, в любом случае не надо… Никто не должен пытаться сделать из врагов… Из братьев – врагами, из врагов – братьев, не получится это.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: То есть, основная претензия – это…

Д. ХУЧИЕВ: Но в любом случае то, что касается вопросов Чечни – конечно всё это нужно делать по-братски. «Мехк-Кхел»… Мы призвали руководство Чечни и Ингушетии. Вопрос территории не могут обсуждать назначенные губернаторы, вопрос территории должен определять только лишь избранный народом парламент, и руководители этих субъектов: Чечни и Ингушетии. Только избранные.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Территориальный вопрос – это единственный?

Д. ХУЧИЕВ: Причем тут это? Нет.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Нет? Нет, ну вы же говорите.

Д. ХУЧИЕВ: Имеется в виду и территория, и экономика, и очень много вопросов, которых он должен был решать – не решаются эти вопросы.

М. АЛБОГАЧИЕВ: Можно я скажу?

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Да, конечно.

М. АЛБОГАЧИЕВ: Да. Безусловно, отставка Евкурова стала сегодня проблемой, и ключевой позицией в наших требованиях. Почему? Потому, что по всему спектру деятельности, которую как глава он должен был регулируя общественную деятельность, регулируя общество, экономические процессы, внутреннюю политику, действия силовых структур… Выполняя свою основную обязанность обеспечения прав и свобод граждан, которые ему вменены конституцией, над которой он произносил присягу, мы её говорим… Она даже не присяга, нет исполнения понимания. Он абсолютно оказался недееспособным. Не по одному случаю убийства, неправомерного убийства людей, за весь его приход, я не говорю о том, что фактах вначале видимо с силу своей абсолютно так сказать неопытности, он там чуть ли не геройствовал, говоря, что мол спецслужбы, я им верю. Договорился о том, что я своему народу не верю, а верю спецслужбам. Но это его право, да, он их так сказать выжимка, их кровь. Извините, орган он… Мы не говорим о том, что почему нет такого, так сказать… Такой боли, и отношения к своему народу, которого допустим… Вы можете представить сомнительный так сказать труп, который лежит, ты не знаешь, он виноват или не виноват, которого объявили боевиком. Но он же должен понимать, как ингуш, по крайней мере, должен посмотреть в глаза матери этого ребенка, отца? Они-то имеют права, чтобы им доказали что этот сын убийца или преступник, или он все-таки убит не случайно? Поэтому утешения нахождения у него нет. Жестокость к собственному народу – для нас она открытие мы вообще не понимали никогда, чтобы своей национальности человек так мог жестоко относиться к своим соплеменникам. Преступники – да. Но преступники, когда их убивает Кадыров, они с бородами, с автоматами в руках находятся там, их находят там, и фотографируют, где их убили. В лесных блиндажах, где они орудуют, где ни окапываются, где сидят. Ингушские боевики, которых значит рекламирует наш глава, чтобы заработать излишне так сказать благословение, или лишнюю звездочку. Они – дети, которые выскакивают из дому, их расстреливают в упор, и падают во дворе. И потом уже цинично к ним подкладывают в руки оружие. Ну, я понимаю, силовики силу своей грубой работы должны затачивать, это к сожалению стало нормой. Хотя в нормальном обществе это вызывало бы возмущение. Но это их так сказать сегодня (неразборчиво), она будет достаточно груба. К сожалению в Ингушетии продолжается эта практика невзирая на то, что спад контртеррористической уже воочию везде определился.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Подождите, а для чего? Я понимаю, что убивают невиновных детей, вот то, что вы говорите, и подкладывают им автоматы, называя их боевиками. Я правильно вас понял?

М. АЛБОГАЧИЕВ: Да.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Для чего зачем, какая логика-то? Я даже не… Вообще не понятно.

Д. ХУЧИЕВ: По принципу – убить одного боевика, убивает 2-3 человека лишних, мирных людей.

Д. ХУЧИЕВ: Ну, даже не нужно…

М. АЛБОГАЧИЕВ: (Неразборчиво). Вот смотрите, значит убили…

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Это настолько странно, вот то, что вы рассказываете.

М. АЛБОГАЧИЕВ: Убивают, двух пацанов убили. Значит, чуть-чуть… Сестренка выскочила, девушка. Оказалась действительно мужественной, храброй, не дала взорвать дом, потребовала, чтобы они… Значит пусть она… повесили на нее это видеонаблюдение, фотонаблюдение, она ходила по подвалам, они за ней… В конце концов она в прессе дает показания. И, в конце концов, он сказал: «Да блин, оказывается не тот дом». И потом, находит виновных, его убивают, и эти 2 человека к кому причислены? И это тут же выдается, что они тоже боевики. Но все же понимают, что это не так, это случайно убитые люди. К сожалению это не первый случай. Начиная от пятилетнего ребенка Амлиева в свое время, эта практика присутствует. Куда причислять эти жертвы?

Д. ХУЧИЕВ: Ну, мы не говорим, чтобы прекратилась борьба с преступностью, или терроризмом, об этом мы не говорим. Мы говорим о том, чтобы все структуры, которые задействованы в этом вопросе, соблюдали конституцию РФ.

М. АЛБОГАЧИЕВ: Вести правовое поле.

Д. ХУЧИЕВ: Чтобы они соблюдали уголовный кодекс, и процессуальный кодекс.

М. АЛБОГАЧИЕВ: Мы говорим только об этом.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Давайте вернемся к конгрессу.

М. АЛБОГАЧИЕВ: Если же действительно человек виновен убийством, взрывы и так далее, кто его будет защищать? В принципе никто не собирается таких людей защищать, но когда это не подтверждается никакими материалами, когда не проводится следствие, и так далее, и так далее, просто без суда и следствия расстреливаются, вот об этих вещах мы говорим.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Давайте вернемся к Конгрессу. В принципе, вот ваши претензии, то, что вы сформулировали к президенту республики ясны.

Д. ХУЧИЕВ: То же самое в экономике, да. Абсолютный непрофессионализм, не так сказать…

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Вот давайте вернемся к Конгрессу. Есть резолюция Конгресса, Конгресс состоялся 9 июня, уже более 10-ти дней, скоро 2 недели будет. Вы направили в конституционный суд…

Д. ХУЧИЕВ: День, два – это заявление уже подготовлено, день, два – оно будет направлено…

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: А, оно будет направлено.

Д. ХУЧИЕВ: Да, уже готовится.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: И президенту, Владимиру Путину.

Д. ХУЧИЕВ: Эта резолюция уже отправлена президенту РФ.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Что вы ждете, какой реакции вы ждете? И ждете ли вы её?

Д. ХУЧИЕВ: В любом случае мы можем только донести до общества, донести до руководства РФ, что происходит в республике.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: В случае отсутствия реакции. Отсутствия. Вот пока на сегодняшний день, прошло 12 дней, есть какая-то реакция?

Д. ХУЧИЕВ: Пока реакции нет.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Нет. В случае если так оно и продолжится?

М. АЛБОГАЧИЕВ: Алексей, вы поймите, мы не ждем реакции.

Д. ХУЧИЕВ: В любом случае эта работа будет продолжена.

М. АЛБОГАЧИЕВ: Мы занимаемся работой, мы отстроили свою резолюцию так, что мы больше полагаемся на себя, на внутриобщественный диалог, внутри республики, работа с конституционным судом, и мы больше надеемся на референдум, где принципиально вопрос права выбора главы республики за народом Ингушетии будет признан.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Кто принимает решение о проведении референдума?

Д. ХУЧИЕВ: Народ.

М. АЛБОГАЧИЕВ: (Неразборчиво) конституцию республики, иначе инициативная группа там должна быть, там процедура целая. В рамках конституции республики, да.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: То есть, вы уже собираете подписи?

М. АЛБОГАЧИЕВ: Да, там есть инициативная группа, которую сейчас формируют…Там же надо определенное количество, там людей.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: То есть, вы планируете действовать в первую очередь через референдум?

М. АЛБОГАЧИЕВ: Да.

Д. ХУЧИЕВ: Да, в любом случае все наши действия будут связаны, конечно, в рамках правового поля. Однозначно. Потому, что мы не можем выходить из этого. Но будем действовать независимо… Мы не ждем там скорых результатов. Возможно они будут, возможно нет. Во всяком случае, то, что происходит, много об этом Федеральный центр знает, но неизвестно, почему пока нет реакции. Но в любом случае мы обязаны… Народ обязан всё это… Вести эту работу. В любом случае, доносить до руководства страны, до общества, что происходит, какие издевательства происходят. Если сегодня ингушскому нарду говорят, что он не созрел. Вот видите, все народы созрели для того, чтобы провести выборы, а вот ингушский народ – он не созрел. Тысячелетиями он проводил эти выборы, а вот сегодня – нет.

М. АЛБОГАЧИЕВ: Говорит это один человек, поэтому мы требуем его отставки.

Д. ХУЧИЕВ: Конечно.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Основной вопрос – это выборы. Правильно я понимаю?

Д. ХУЧИЕВ: Кончено.

Д. ХУЧИЕВ: Если народ даст ему мандат Евкурову, да ради бога, пускай он 100 лет правит Ингушетией, если народ даст мандат.

М. АЛБОГАЧИЕВ: Пусть идет на выборы.

Д. ХУЧИЕВ: Ради бога, лично к Евкурову Юнусу претензий нет. Лично к нему, как к человеку. Но есть претензии как к главе республики, как к главе нации. Управлять субъектом… Это не просто субъект, это лидер нации, он должен отвечать очень многим требованиям. Не просто это губернатор Калужской или Рязанской области, он лидер нации ещё. Очень много обязательств, которые он не чувствует.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: А выборы в Ингушетии честно пройдут, как вы думаете? Если пройдут?

Д. ХУЧИЕВ: Я вам скажу, что в принципе мы знаем картину то, что происходит во всех регионах РФ. Там нарушения могут быть не более, не менее, чем в других регионах.

М. АЛБОГАЧИЕВ: Тут общероссийские повстанцы, да.

Д. ХУЧИЕВ: Чем в других регионах, да. То же самое. Потому, что опыт есть. Если иначе какие-то действия там будут подкупы происходить…

М. АЛБОГАЧИЕВ: Безусловно, не без этого.

Д. ХУЧИЕВ: Это будет кончено пресекаться, не без этого.

М. АЛБОГАЧИЕВ: Но, тем не менее, в любом случае, это более демократично, и более эффективно сегодня.

Д. ХУЧИЕВ: Ну, если мы говорим о том, что…

М. АЛБОГАЧИЕВ: (Неразборчиво), чтобы вернули эти выборы.

Д. ХУЧИЕВ: Что можно говорить о том, если у нас сегодня… Вот самое главное, вот что человеку нужно?

М. АЛБОГАЧИЕВ: Выборов у нас нет, здравоохранения нет, практически нет. Последняя больница в Назрани построена в 79-м году Микеевым. В 79-м году. Не дай бог что-то произойдет, какая-то катастрофа определенная, если пострадают 100 человек, к примеру, я говорю – всё, коллапс. В Ингушетии некуда идти, людей ложить. Вот очень много таких вопросов.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Я хочу сейчас немножко ещё одну тему поднять. Илес Татиев, председатель оргкомитета Конгресса ингушского народа был арестован. Так случилось, что я не был свидетелем того, как его арестовывали, но это было 2 недели тому назад.

Д. ХУЧИЕВ: Да, но это не освобождает вас от ответственности за судьбу лидера.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Когда он шел на эфир «Эха Москвы». И вот насколько рассказывают, и как вы рассказали, и вот по той ситуации, это было как раз внизу нашего здания. Я не видел этого, но я его ждал в эфире, я (неразборчиво) вести этот эфир.

Д. ХУЧИЕВ: Да, именно так и было.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Так и было всё, да?

Д. ХУЧИЕВ: Да.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Я поэтому хочу спросить… И это было за несколько дней до…

М. АЛБОГАЧИЕВ: За день.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: За день до Конгресса, да? Связываете ли вы как-то этот арест с конгрессом?

М. АЛБОГАЧИЕВ:
Там была такая ситуация… Видимо кто-то… В чьем-то мозгу созрело, что если мы нейтрализуем этого товарища, Конгресс не пройдет.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Этого товарища, или (неразборчиво)?

М. АЛБОГАЧИЕВ: Ну, вот этого Татиева, да. Ну, председателя оргкомитета. Но в любом случае не завесило от того, что Татиева арестуют там, Албогачиева или Хучиева. Это Конгресс ингушского народа, там было представлено более 20-ти общественных организаций, 4 политические партии. Там было очень много народа, делегатов. Она не могла сорваться из-за того, что арестуют там одного человека. Но возможно есть у них какие-то материалы, они из гражданского сделали там уголовное. Возможно, там были какие-то основания, но почему это нужно было делать как раз накануне этого Конгресса? Если есть претензии к нему, нужно было это делать намного раньше. Это в принципе на первых взгляд, конечно, это обычное гражданское дело, на первых взгляд. Ну а там уже я думаю, что в любом случае сейчас они разберутся, что там происходит. Но это было сделано конечно очень топорная работа, которую они сделали. Срыва конечно не получилось, нам они наоборот помогли в проведении этого Конгресса.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Наоборот помогли.

М. АЛБОГАЧИЕВ: Помогли. Значит, задор получился нормальный, вот поэтому ничего…

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: А сколько человек было на Конгрессе? Так уж…

М. АЛБОГАЧИЕВ: Значит, там было зарегистрировано, официально мандатов там было 232, и после этого ещё там были люди. Около 300-т человек было на Конгрессе.

А. ДЫХОВИЧНЫЙ: Ну что ж, спасибо вам. Напомню, что у нас в гостях были Дауд Хучиев, представитель ингушской диаспоры в Москве, и Албогачиев, сопредседатель общественного движения «Мехк-Кхел», член исполкома ингушского национального Конгресса, о резолюции национального ингушского Конгресса мы говорили. Дауд, Муса, спасибо вам.

М. АЛБОГАЧИЕВ: И вам спасибо.

“ЭХО МОСКВЫ”
 

Комментарии  

 
#1 22.06.2013 09:51
В рамках правового поля , ВЫ будете подтирать сопли. Куда дели Абадиева? Что с Татиевым. Пора валить кабана . А поросят под нож. Одна болтология .
Цитировать
 
 
#2 22.06.2013 10:01
Это мы увидем болтология или нет, время покажет.
Цитировать
 
 
#3 22.06.2013 10:15
Вчера на радио Эхо Москвы был очень интересный день там состоялось, как бы информационная "дуэль" между Главой Ингушетии Ю-Б.Евкуровым и представителями Конгресса народов Ингушетии Д. Хучиевым и
М. Албогачиевым. Дело в том, что в прямом эфире Эхо Москвы в разных студиях но почти в одно и тоже время две противоборствую щие стороны официальная власть Ингушетии и представители гражданского общества Ингушетии излагали своё видение ситуации в разных сферах жизнедеятельнос ти республики. Надо отметить оппозиция была очень убедительна и за короткое время эфира
(по 20 мин. у обеих сторон) затронула важные темы, которые волнует абсолютное большинство ингушского общества.
Ю-Б. Евкуров тоже говорил небезынтересно но основное время короткого эфира посвятил лекции искусству выращивания помидоров в тепличных условиях.
Цитировать
 
 
#4 22.06.2013 17:12
А знаете почему , говорил о тепличных помидоров , потому что один уже был ,,этнический ингуш" который тоже вспоминал помидоры на прощание.
Цитировать
 
 
#5 24.06.2013 07:25
Безграмотно, надо говорить аргументированн о с использованием неопровежимые фактов, они имеются.не надо зацикливаться на выборах надо изложить суть требований.
Цитировать
 

Добавить комментарий

Ингушетия online© 2012
Точка зрения авторов статей может не совпадать с точкой зрения редакции "Ингушетия Online". Все права защищены. Полное или частичное использование материалов без прямой индексируемой гиперссылки на сайт ri-online.su запрещено.
Яндекс.Метрика Instagram Рейтинг блогов