Имя Заурбека Мальсагова навечно вписано в историю ингушей

0 20

Имя Заурбека Мальсагова навечно вписано в историю ингушей

Имя Заурбека Мальсагова навечно вписано в историю ингушей

Основные вехи короткой, но весьма интенсивной жизни этого уникального человека, о котором пойдет речь в этом материале, убедительнее всех слов говорят о том, что ему ничто человеческое и разумное не было чуждо. Даже простой перечень всех его многочисленных и разнообразных увлечений, интересов и практических способностей занял бы не один лист, но всё это органично сумела вместить в себя неимоверно яркая, но очень короткая жизнь этого человека, оборвавшаяся в самом расцвете творческих сил.

Заурбек Куразович Мальсагов. Один из первых ингушей, который навсегда остался в памяти народа, как человек большого дарования. Неутомимый борец за все прогрессивное и доброе, выдающийся деятель культуры, гуманист и просветитель Заурбек Куразович занимает особое место в научной и культурной жизни вайнахов.

Не будет преувеличением сказать, что он — один из первых пропагандистов человеческой морали, аккумулирующей общечеловеческие ценности и человеколюбия, первопроходец и создатель фундаментальных работ по лингвистике, имеющих непреходящее значение и представляющих ценность не только для ингушей и чеченцев, но и для других национальностей Северного Кавказа.

Сегодня на научном небосклоне ингушского этноса, возвещая наш народ, на передовых позициях стоит большой просветительский, интеллектуальный и духовно-нравственный труд этого видного ингушского ученого-энциклопедиста, 85-летие со дня смерти которого общественность Ингушетии отметила в этом году 14 мая.

Родился Заурбек Куразович Мальсагов 3 июня 1894 г. в уездном дагестанском городке Темир-Хан-Шуре (ныне г. Буйнакск) в семье ингушского полковника царской армии, известной своими культурными и прогрессивными традициями. В то время отец Заурбека служил в городе Благовещенске Амурской области, и поэтому среднее образование мальчик получил по месту службы своего отца Кураза Мальсагова — в дальневосточном русском городе, а азы высшего образования постигал в Петрограде — колыбели русской революции.

Активную деятельность гражданина, патриота и ученого Заурбек Мальсагов начал в годы гражданской войны и Октябрьской социалистической революции, когда принял непосредственное участие в известных августовских боях с белогвардейцами в 1918 году, наступавшими на г. Владикавказ, в подавлении контрреволюционного осетино — бичераховского мятежа и крупных сражениях против деникинцев в селе Долаково. В этих боях Заурбек Мальсагов был дважды ранен и некоторое время находился в полевых госпиталях на излечении.

После Октябрьской революции вместе с ингушскими красными партизанами под руководством Кирова, Орджоникидзе, Албогачиева, Ахриева, Дудаева, Зязикова, Яндиева и других он активно участвует в операциях по разгрому белогвардейцев, контрреволюционеров и врагов новой жизни.

С установлением советской власти на Северном Кавказе 3.К. Мальсагов всецело отдается работе на ниве просвещения, принимая активное участие в ликвидации безграмотности среди населения горских республик.

В 1920 году став членом РКП(б), З. Мальсагов начал разрабатывать новый план работы, благодаря которому можно было бы достичь высоких показателей в системе образования. Но его личный просвещенческий дебют был ознаменован разработкой первого ингушского алфавита на основе латиницы, проект которого лишь с незначительными изменениями был одобрен Наркомпросом Горской республики.

Таким образом, можно считать, что Ингушетия первой в России стала обладательницей алфавита на латинской основе. Это было исключительно прогрессивным шагом в развитии не только ингушской национальной культуры и просвещения, но и прогрессивной России, так как приближало грамотность мусульман к мировой цивилизации.

Универсализм мышления и профессиональная осведомленность в истории и этнографии народов Кавказа и Средней Азии позволили Мальсагову создать первый в своем роде набор букв, который явился впоследствии «схемой для конструирования алфавитов ряда других горских народов». В частности, алфавит З. К. Мальсагова был использован и применен в качестве основы при создании чеченской письменности.

Изыскания в лингвистике, этнографии, фольклоре позволили Мальсагову заложить еще в 20-х годах основы современного вайнахского языкознания. О том, что он мыслил перспективно, угадывая многое на десятилетия вперед, говорит его труд «Культурная работа в Чечне и Ингушетии в связи с унификацией алфавитов» (Владикавказ, 1928 г).

Дело в том, что унификация чеченского и ингушского алфавитов в будущем, по мнению ученого — патриота и мыслителя, должна была привести к общей и единой культурно-просветительской и образовательной деятельности вайнахов, строящих свою государственность.

Ингушский ученый З. Мальсагов дал подробный анализ этой единой культурно-просветительской деятельности, перечислив по степени важности все моменты этой работы в издательской, школьной и краеведческой сферах. Поэтому особое значение З. К. Мальсагов придавал роли газет, журналов, альманахов, изданию словарей и т. д.

В эти годы Заурбек Куразович начинает думать об учреждении республиканской газеты, на страницах которой печатались бы статьи и публикации на ингушском языке. Осуществить эту мечту ученому-лингвисту удалось лишь в начале 1923 года, когда 1 мая в свет вышел первый номер ингушской газеты «Сердало». Заурбек Куразович как основатель и учредитель этого печатного органа, был избран его главным редактором.

В этом же году Заурбека Куразовича избирают членом ревкома и назначают народным комиссаром просвещения Горской республики, куда входила Кабарда, Чечня, Карачай, Осетия и Ингушетия.

Занимая эту высокую должность, Заурбек Куразович поступает в Ленинградский государственный университет на факультет языкознания и материальной культуры, специализируясь по иберийско-кавказской лингвистике и арабскому языку.

Будучи учеником академиков Н. Я. Марра, И. Ю. Крачковского, соратником и другом академика А. Н. Генко, Заурбек Куразович Мальсагов являл собой уникальный тип ученого-энциклопедиста, соединившего в своей исследовательской методологии знания не одной, а нескольких родственных наук, изучающих историю и культуру человечества. Достаточно сказать, что только после смерти ученого в его архиве были обнаружены переводы произведений М. Ю. Лермонтова, которые свидетельствуют о его способностях и в этой области. Заурбек Мальсагов блестяще перевел на ингушский язык несколько шедевров русского классика.

После него остались и дневники, которые Заурбек Куразович вел, будучи в экспедициях по Грузии и Закавказью. И они тоже требуют своей расшифровки. И вообще надо сказать, что нам еще многое предстоит открыть и освоить в литературном наследии великого гуманиста, ученого и просветителя Заурбека Мальсагова.

В 1924 году, когда Горская республика была подвержена непредусмотрительному разделу на отдельные национальные области, Заурбека Мальсагова назначают заведующим Ингушским областным отделом народного образования. Именно эти годы связаны с бурной общественной деятельностью будущего ученого: он ведет большую научную, культурно-просветительскую, изыскательскую работу.

Также в это время на базе областного отдела инициативной группой во главе с Заурбеком Куразовичем было создано Ингушское литературное общество, руководителем которого большинством голосов стал главный инициатор этого движения.

С первых же дней своего назначения на пост заведующего областным отделом народного образования, Мальсагов организовал издание учебников, сам написал буквари для взрослых и детей, составил задачник по арифметике и несколько книг для чтения.

Также им была издана первая «Научная грамматика ингушского языка», написанная на русском языке, которая вскоре была переведена на ингушский язык самим автором. Это издание являло собой основополагающую в иберийско-кавказской лингвистике работу, которая содержала в себе первый ингушско-русский словарь из трёх с половиной тысяч слов.

По словам многих современных филологов, такие разделы этой работы, как «Фонетика», «Глагол», «Имя существительное» и, наконец, сам ингушско-русский словарь, актуальны и сегодня.

К своей «Грамматике» Заурбек Мальсагова приложил еще и не менее поучительный раздел «Ингушские пословицы», который вобрал в себя самые острые перлы ингушского национального фольклора. Эти пословицы были подобраны ученым так, чтобы явить миру мудрый и высокодуховный пласт ингушской народной культуры. Всем нам хорошо известны такие изречения, как, например, «Красота до полудня, доброта до смерти», «Плохие потомки любят говорить о славных предках» и другие, которые в числе многих других вошли в приложение З. Мальсагова. Отсюда мы можем сделать вывод, что как ученый-фольклорист З. К. Мальсагов оставил нам бесценную работу. По высказываниям многих его соратников, Заурбек Куразович с восхищением относился к народной мудрости и любил ингушский фольклор.

«Фольклор, образно говоря, является «литературой» бесписьменных народов», — говорил Мальсагов. И точно так же считают современные лингвисты. В фольклоре аккумулируются представления народа об окружающем мире, о своей истории, появлении человека, нашей планеты, формировании ее поверхности, о появлении звезд, солнца и луны, языческие воззрения, нравственно-этические представления и т. д. Поэтому Фольклор является ценным источником для изучения истории народа.

Первые известные нам и дошедшие до наших дней записи ингушского фольклора производились во второй половине Х1Х — начале ХХ вв. на русском языке Чахом Ахриевым, Магомедом Далгатом, Валерианом Светловым, Владимиром Козьминым и другими.

Впервые на ингушском языке фольклор стал записывать Магомет Джабагиев, старший брат Висан-Гирея Ижиевича Джабагиева, который еще во время учебы во Владикавказском реальном училище (начало 1900 г.) начал собирать ингушский фольклор и записывать его, используя созданный им самим алфавит на основе латинской графики. В 1908 году вышла его книга «Ингуше-чеченская азбука».

Затем сбором и записями ингушского фольклора начал заниматься и Фома Горепекин, выдающийся ученый исследователь истории и этнографии народов северного Кавказа. Как говорят историки, наивысшим достижением Ф. И. Горепекина было заявленное им сенсационное открытие о существовании у ингушей письменности предположительно еще до нашей эры. После такого сенсационного заявления жизнь ученого осложнилась, и по указанию И. В. Сталина Ф. И. Горепекин был арестован и зверски замучен в подвалах НКВД. Бесценные труды ученого были изъяты, многие из которых исчезли бесследно.

Дело в том, что интерес Ф. И. Горепекина к истории маленького ингушского народа, его далеко идущие выводы о происхождении этого народа не были интересны тогдашним властям — ни местным, ни центральным. Его работа в этом направлении никем не финансировалась, все свои исследования по этому направлению он проводил за свой счет и в свободное от основной работы время. Это вынуждало Фому Ивановича искать поддержку за рубежами России, и он пересылал свои рукописи в Лондонскую Королевскую Академию, где они в количестве шести тысяч писаных страниц хранятся и поныне.

Как отмечает известный ингушский историк и исследователь Б. Газиков, самым главным делом его жизни было глубокое и всестороннее исследование истории ингушского народа. Его интерес к тому был настолько велик, что он в совершенстве овладел ингушским языком.

Перенимая достойный опыт своего предшественника, ингушский фольклор на языке оригинала стали записывать Тембот Беков, Абдул-Гамид Аушев, Дзарахмет Измайлов, Хажбикар Муталиев, Хамзат Осмиев, Дошлуко Мальсагов.

После открытия в 1926 году во Владикавказе Ингушского научно-исследовательского института краеведения работа по записи и изучению ингушского фольклора активизировалась. В течение десяти лет (с 1920 по 1930 г) было опубликовано несколько фольклорных сборников на ингушском и русском языках.

В период депортации ингушского народа не могло быть и речи о записи, публикации и изучении ингушского фольклора. Но сразу после возвращения на Кавказ этот пробел в значительной степени восполнили Ибрагим Дахкильгов, Абу Мальсагов, Ахмет Мальсагов, Башир Костоев, Лидия Цечоева, Абукар Танкиев и другие энтузиасты. Кстати, эти молодые люди были в то время еще только студентами. Большим успехом ингушской фольклористики стало монографическое изучение отдельных жанров фольклора.

Как большой специалист и знаток в области этнографии, языка, истории, фольклора и искусства, Заурбек Мальсагов щедро делился своими широкими познаниями с молодыми кадрами, проявляя терпение, исключительное внимание и заботу. Вот как вспоминал о нём его друг и соратник, ученый-исследователь горских народов Л. П. Семенов: «Заурбек очень сильно болел душой за свою научную работу, скрупулезно изучал фольклор. Также он по-отцовски заботился о людях, которые его окружали. В целях расширения изыскательских возможностей он сплотил вокруг себя таких же отчаянных парней, установил тесную связь со многими институтами. Кроме этого, Заурбек Куразович интересовался делом музейного строительства. Впрочем, ингушский музей был замечен Наркомпросом СССР, как один из лучших музеев…»

Как было отмечено выше, ученый Мальсагов занимался изучением бацбийского и ауховского диалектов. Об этом свидетельствуют его оставшиеся незавершенными рукописи: «Записки по бацбийскому языку» и «Ауховский (аккинский) диалект». Несомненно, можно утверждать, что именно эти работы, проложили магистрали многим плодотворным направлениям в вайнахском языкознании (ингушском и чеченском).

Также ингушский исследователь написал целый ряд научных статей и работ, которые стали значительным вкладом в изучение нахских языков и народной словесности: «Общечеченская письменность», «Чеченский народный стих», «К вопросу о классных элементах в нахском языке» и другие. Причем, сами термины, такие как «нахский язык», «вайнахский народ» и другие, были предложены им и профессором Николаем Яковлевым.

Таким образом, мы видим, что главнейшие пласты плодотворной творческой деятельности З. К. Мальсагова, прежде всего, это его фундаментальные научные исследования в кавказоведении, в общем, и в развитии вайнахской лингвистики в частности.

Другими словами можно сказать, что именно Мальсагов начал подлинную цивилизованную национализацию ингушской школы и образования вообще. С этой деятельностью вплотную связывается и весьма плодотворная работа ученого в подготовке различных конференций и съездов, посвященных проблемам горской культуры. Могучий и перспективный рост зачатков многих гуманитарных наук и направлений, начавшийся в эти годы в молодом ингушском государстве с легкой подачи Заурбека Мальсагова, был трагически прерван геноцидной сталинской национальной политикой, определившей ингушей в качестве «нелюбимого» народа.

Последние пять лет своей жизни Заурбек Куразович Мальсагов являлся директором Ингушского, а затем Чечено-Ингушского научно-исследовательского института истории, языка и литературы, членом комиссии Академии наук СССР по изучению племенного состава РСФСР, членом-корреспондентом центрального бюро краеведения, а также доцентом Горского педагогического института в г. Владикавказе. В этой должности он привлек лучшие интеллектуальные силы своего времени к проблемам изучения быта, антропологии, истории, археологии Ингушетии.

Достаточно сказать, что с начала 20-х годов в республике работали такие научные корифеи, как Л. Семенов, Н. Яковлев, И. Щеблыкин и другие, оставившие фундаментальные исследования по различным направлениям. Координатором и активным участником всех серьезных научных проектов этого времени был Заурбек Куразович Мальсагов. Потомкам еще предстоит оценить эту сторону поистине титанической деятельности Мальсагова.

Не менее важной в подвижнической творческой жизни Заурбека Куразовича Мальсагова была его культурно-просветительская деятельность, которой он отдавал много сил и знаний. В начале 20-х годов начинается активная литературная деятельность Заурбека Мальсагова, связанная во многом с развитием ингушского театра, возникновением первой театральной труппы с участием великого русского писателя Михаила Булгакова.

Перу Заурбека Куразовича Мальсагова принадлежит и одно из первых художественных произведений на ингушском языке — социально-бытовая драма в одном действии «Похищение девицы», вышедшая в 1923 году отдельным изданием, и, тем самым, положившая начало развитию всей чечено-ингушской драматургии.

Хорошо зная быт и нравы своего народа, в основу пьесы автор положил жизненный и типичный конфликт большой общественной значимости, выражающийся в столкновении понятий старого и нового поколения во взглядах на право девушки-горянки выбирать себе спутника жизни.

Пьеса эта, несложная по форме, была социальной по содержанию и вызывала у людей желание упорней бороться за перестройку быта и нравов своего народа. Она много раз ставилась самодеятельными театральными коллективами и бывшей ингушской театральной студией.

Значительным явлением в ингушской советской литературе тех лет явилась и другая пьеса 3. К. Мальсагова — «Кровная месть», написанная им в соавторстве с братом Ибрагимом, талантливым педагогом и знатоком народной словесности, который еще в 1927 году издал сборник «Ингушские сказки». Новое произведение — психологическая драма в четырех действиях, направленная против другого тяжкого наследия прошлого — кровной мести.

Надо отметить, что пьесы Заурбека Мальсагова были первыми произведениями в этом сложном и трудном жанре. Они отразили прогрессивные идеи людей и правдиво показали чаяния и мечты народных масс. Поэтому первые пробные произведения ученого, развенчивающие и осуждающие такие позорные явления в горской жизни, как похищение девушек и кровная месть, в те годы были как нельзя актуальны.

Прежде чем говорить о Мальсагове, как о драматурге и авторе оригинальных пьес, необходимо отметить его заслуги в создании в самом начале 20-х годов прошлого столетия сначала самодеятельного, а потом и профессионального ингушского театра. Достаточно сказать, что в 1921 году после знакомства с Заурбеком Куразовичем во Владикавказе Михаил Булгаков специально для ингушской самодеятельной труппы написал в соавторстве с А. Г. Гойговым пьесу «Сыновья муллы». Нельзя утверждать, что эта драма стала каким-то значимым событием в творчестве русского писателя, но сам показ этой, пропагандистской по своей сути, пьесы, заметно оживил тяжелые будни города, находящегося, как и вся Россия, в огне гражданской войны.

Ингушская интеллигенция во главе с З. К. Мальсаговым, А. Г. Гойговым и другими сумела создать в это время в г. Владикавказе своеобразную культурную ауру, облегчившую жизнь многим перенести невыносимые тяготы тогдашнего бытия. Сочиняя пьесы и другие литературные произведения, общаясь с творческими личностями, духовно страждущие люди имели возможность расти и набираться сил в духе культуры и духовности.

Несомненно, Заурбек Мальсагов был великим тружеником-интеллигентом, познававшим и открывавшим мир каждое мгновение, которое ему даровала судьба, как будто зная, что жизнь отмерена недолгая. Но он был не только грамотным просветителем, но и хорошим другом, надежным и заботливым семьянином. В дружной семье вместе с женой Тамарой Тонтовной Укуровой они воспитали настоящего патриота — сына Адиль-Гирея, который не стал отсиживаться за родителями и пошел добровольно воевать, когда над Родиной нависла угроза. С отличием окончив среднюю школу в г. Орджоникидзе, достойный сын достойных родителей готовил себя в дипломаты, в совершенстве знал два иностранных языка. Но когда началась Великая Отечественная война, Адиль-Гирей не стал раздумывать. Храбро сражался. Под Сталинградом был ранен, после госпиталя снова возвратился на передовую и геройски погиб на Курско-Орловской дуге в 1943 году в свои неполные девятнадцать лет.

В память о выдающихся достижениях наших славных соотечественниках, сотрудники Национальной библиотеки Ингушетии проводят большое количество мероприятий, посвященных жизни и деятельности представителей целой плеяды просветителей, ученых и писателей ингушского народа.

Состоялось такое мероприятие летом прошлого года и в честь 125-летия со дня рождения Заурбека Мальсагова. Почетными гостями встречи были родственники Заурбека Куразовича: дочь его родного брата — Фатима Ибрагимовна, внучатые племянницы — Зина и Яха Рашидовны и внучатый правнук Хасан, которым библиотекари в знак благодарности подарили комплекты книг. Среди них было подготовленное НБРИ издание «Писатели Ингушетии», в которое вошли биография и библиография З. К. Мальсагова.

Заведующая национально-краеведческим отделом НБРИ Зарема Евлоева, выступившая на этом мероприятии в качестве организатора и ведущей, рассказала об основных вехах жизни и научной деятельности Заурбека Мальсагова и отметила необходимость сохранения наследия выдающегося ингушского просветителя, ученого-энциклопедиста, писателя и революционера, как одного из достойнейших сыновей ингушского народа.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.