Правозащитники рассказали об убитом в Москве главе центра «Э» Ингушетии

0 28

Работающий на Кавказе сотрудник Комитета против пыток Константин Гусев в беседе с РБК рассказал, что в свое время начальник Центра противодействия экстремизму (ЦПЭ) Ингушетии Ибрагим Эльджаркиев, застреленный 2 ноября в Москве, давал в суде показания по делу о пытках в ингушском центре «Э».

«В суде он допускал оскорбления в адрес людей по местным адатам», — вспоминает правозащитник. По его словам, осужденный за пытки предшественник Эльджаркиева Тимур Хамхоев «очень сильно перегнул палку в отношении местного населения», и Эльджаркиев эту ошибку повторил. «То же чувство самоуверенности и вседозволенности. И тот, и другой были людьми, которые даже визуально не производили впечатления служителей закона», — считает Гусев.

Правозащитники рассказали об убитом в Москве главе центра «Э» Ингушетии

По мнению правозащитника, враги у Эльджаркиева могли быть не только среди местных силовиков или преступных кланов, но и по бизнес-линии.

По данным СПАРК, полный тезка Эльджаркиева числился совладельцем компании «ЦДА», которая занималась строительством, торговлей и перевозками, а он также был гендиректором ликвидированной компании «Элспецстрой».

www.adv.rbc.ru

Правозащитники рассказали об убитом в Москве главе центра «Э» Ингушетии

Хамхоев, четверо его подчиненных, экс-начальник Сунженского РОВД Магомед Беков и сотрудник ФСБ Мустафа Цороев были арестованы в 2016 году по обвинению в нескольких эпизодах превышения полномочий, связанных с насилием и гибелью задержанных, вымогательстве, использовании подложных документов и других преступлениях. Они получили сроки от трех лет условно до десяти лет колонии строгого режима.

При этом пытки в центре «Э» продолжались и после ареста Хамхоева, когда на его место пришел Эльджаркиев, свидетельствовал житель Назрани Абдул-Малик Албагачиев, писала «Медиазона». Албагчиева, с его слов, в течение суток пытали, добиваясь самооговора по делу приобретении взрывных устройств и участии в деятельности террористической организации.

«В кабинет зашел мужчина лет 35–40, высокого роста, правильного телосложения. Он представился начальником Центра по противодействию экстремизму по Ингушетии [Ибрагимом] Эльджаркиевым. [Он] обратился ко мне и сказал, что мне лучше признаться во всем, что мне некуда деваться, что если я скажу, что меня кто-то пытал, то мне не жить. Эльджаркиев сказал, что закон — это они и что им никто не судья», — цитировала Албагачиева «Медиазона».

Адвокат Албагачиева Андрей Сабинин рассказал РБК, что следствие по делу о пытках в ингушском центре «Э» не проверяло Эльджаркиева на причастность к ним. «Албагачиев последовательно и долго говорит, что Эльджаркиев сам его не пытал, но, когда уже все закончилось и мешок [с головы Албагачиева] сняли, Эльджаркиев и его зам были в числе лиц, которые ему жестко и грубо угрожали — ему, его жене, семье», — заявил Сабинин.

По его мнению, подобные угрозы применения насилия подпадают под статью о превышении полномочий. «Если бы допрашивали [Эльджаркиева] и он отрицал угрозы, должны были быть проведены очные ставки с Албагачиевым, а их не было», — заключил адвокат.

Убийство Эльджаркиева он связывает с местью и его профессиональной деятельностью — как законной, так и «с перегибами, которые они допускали».

2 ноября неизвестный расстрелял Эльджаркиева и его брата на юго-западе Москвы. Оба мужчины от полученных ранений скончались на месте. Преступник скрылся. Момент убийства попал на камеры наружного видеонаблюдения.

В Москве объявлен план «Перехват». Следственный комитет завел уголовное дело по статье «убийство двух и более лиц».

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.